Повадки сурков

Знание поведения сурков, их повадок совершенно необходимо при охоте на них и добывании для расселения в новые места и, что особенно важно теперь, для обеспечения возможности сохранения этих ценных животных.

Экологические особенности представителей рода сурков, включающего более 10 видов, — обитание в норах среди открытого ландшафта, зимняя спячка, семейно-колониальная структура поселений, сравнительно поздняя половая зрелость, дневная активность и ограниченная подвижность — тесно связаны с морфологией этих, самых крупных после бобров, грызунов фауны СССР и, естественно, находят свое выражение в их поведении, приспособленном к условиям и образу жизни.

Отдыхающие у нор - 1, 2

Огромный ареал сурков, протянувшийся только в Евразии от Пиринеев до Хингана и от Камчатки до Гималаев, казалось бы, свидетельствует о разнообразии их местообитаний. Однако в пределах ареала животные размещены мозаично и с большими разрывами, заселяя различные варианты зональных и горных степей и лугов. В выборе местообитаний они весьма требовательны — здесь должны быть обеспечены зрительно-звуковая связь между зверьками, корм в виде длительно вегетирующих сочных растений и, наконец, мелкоземистый грунт для рытья глубоких нор на время спячки. Некоторые исключения из этого правила имеются, но они не многочисленны. Так, лесостепные сурки под Новосибирском или серые в Тянь-Шане нередко поселяются в разреженном лесу или в высокой траве, ограничивающих обзор окрестностей. Но в подобных случаях зверьки создают очень высокие сурчины и так размещают норы на участке обитания, чтобы был хороший кругозор. При поселении горных сурков на ледниковых моренах или среди крупнокаменных россыпей пункты наблюдения они устраивают всегда на макушке возвышающихся обломков скал. Эти примеры показывают, насколько важно наблюдение зверьков друг за другом, чтобы вовремя заметить и предупредить опасность.

Поселяясь в местах с рано прекращающей вегетацию травой, как, например, в сухих степях Казахстана, байбаки рано залегают в спячку и сильно сокращают общую продолжительность наземной активности. Самки казахстанского байбака, по наблюдениям И. Г. Шубина, рождают детенышей очень рано, до своего первого весеннего появления на поверхности, когда погода неустойчива и мало корма. Поэтому ко времени выхода сурчат степь пышно вегетирует, что позволяет последним подрасти и накопить в короткие сроки достаточно жира для перезимовки. Наоборот, в высокогорье серые, красные и сурки Мензбира, которые также нередко лишены полноценного корма весной из-за поздней вегетации трав, изменили свои кормовые предпочтения и приспособились широко использовать подземные части растений. Попутно заметим, что в этих условиях размочаленные корневища часто составляют основу подстилки в гнездовых камерах. В обоих случаях мы находим подтверждение вывода о большой лабильности поведения животных, позволяющей им приспосабливаться к конкретным условиям местообитаний.

Спокойно передвигающийся сурок - 3. Насторожившийся сурок - 4.

Весьма любопытны повадки черношапочного сурка в низовьях Лены, вынужденного зимовать в неглубоких норах (до 1 м) из-за поверхностного залегания вековой мерзлоты. В. И. Капитонов описал ряд экологических и поведенческих адаптации к столь необычным условиям — устройство земляных насыпей над гнездовой камерой и дополнительно изолирующих пробок по ходам норы, штукатурку стенок камеры, большое количество утепляющей подстилки и др.

, обеспечивающие непрерывное поддержание связи и передачу информации между обитателями колонии, занимают, пожалуй, центральное место в жизни этих колониальных грызунов — даже во время кормежки на осмотр местности, наблюдение за соседями и другие ориентировочные реакции затрачивается около 30 % времени общей наземной активности. Об этом же говорит и структура колонии. В безлесных горах по водоразделам двух соседних долин постоянно имеются норы или зверьки приходят туда кормиться, чтобы при тревоге в одной колонии информация о ней дошла до зверьков в другой. Великолепное описание поведения сурков при тревоге приводит А. Н. Формозов (1929, с. 28): «При появлении человека сурки бегут к норам, причем ближайшие спешат уйти под землю, далее находящиеся сидят в устьях лазов…, самые дальние образуют кольцо наблюдающих… Обычно такое «кольцо» перемещается по мере движения человека, диаметр его находится в зависимости от напуганности колонии, он колеблется от 150-200 шагов до 500″. Потребность «опираться, на плечо соседа» — непременное условие благополучной жизни сурков. Сохранение возможностей для осуществления коммуникаций необходимо учитывать в тактике опромышления угодий, не допуская поголовного уничтожения зверьков на стыках поселений. Это тем более важно для сохранения жизнеспособных колоний при попытках восстановления численности зверьков и при их реакклиматизации.

Крик тревоги в высокой стойке - 5. Поедание корма: при высоком травостое - 6

В осуществлении коммуникации главную роль играет зрение, развитое у сурков очень хорошо. Зверек замечает появившегося на горизонте человека по крайней мере на расстоянии около полукилометра. Он немедленно реагирует на вид бегущего к норе даже дальнего соседа, особенно когда тот, приостанавливаясь, резко вздергивает темным на конце хвостом. Очевидно, такая расцветка хвоста у всех сурков не случайна, имеет приспособительное значение именно в связи с ролью его при сигнализации. Примечательно, что значение визуальной коммуникации резко падает, когда численность сурков сокращена, например, при перепромысле, и они становятся очень осторожными. Издалека заметив человека, зверьки уходят в норы и не издают при этом предупреждающего крика. Чтобы все-таки обнаружить зверьков, мы в Тянь-Шане брали с собой в маршрут собаку, появление которой в поле видимости колонии провоцировало оставшихся одиночек стать столбиком и даже закричать. Очень скрытно ведут себя сурки в тех районах Монголии, где их преследуют: редко кричат и стараются не быть на виду. Изучая там поведение сурков, мы наблюдали в холмистой местности, как зверьки хорошо заселенной колонии молча скрывались в норы, услышав более чем в полукилометре шум мотора движущейся в нашу сторону автомашины. Молчаливость и скрытность сурков в местах интенсивной охоты П. П. Тарасов объяснял тем, что «в результате прямого отбора ретивые свистуны чаще платятся своей жизнью». Из своей практики могу уверенно заключить, что ушедший в нору сурок великолепно слышит отдающиеся в грунте шаги подходящего к норе человека. Если не соблюдать осторожность, трудно рассчитывать на скорый его выход из норы. Срок отсиживания в норе зависит от степени испуга. Замечено, что когда зверек ушел в нору неохотно, он скоро появится снова. Если же он бросился в нее с размаху или же затаился в первом колене норы и услышал о продолжении преследования, то это уже верный признак того, что он скоро не выйдет. Также совершенно бесполезно ожидание появления покорившегося сурка, если к нему в глубину норы доносится предупреждающий сигнал собрата или поблизости тревожно кричит постоянный сожитель колоний сурков — каменка-плясунья.

Сурки быстро привыкают к проходящим по дороге автомашинам, и если прячутся в нору, то не уходят в ее глубину, а остаются недалеко от входа, прислушиваясь к шуму удаляющейся машины. Если этот шум, как обычно, удаляется, зверек тотчас же высовывает голову и легко становится добычей браконьера, соскочившего на ходу с автомобиля и затаившегося у сурчины. Почти не боятся сурки пасущегося скота, подпуская, например, овец, без всякой реакции на несколько метров. В Монголии под прикрытием стада охотник подходит к суркам на верный выстрел.

Сурок-самец трется о предмет заглазничной областью головы (нанесение запаховой метки) - 7. Бегство в нору - 8. Поедание корма при низком травостое - 9.

Значение обоняния в контактах изучено слабо, особенно для азиатских сурков. Обнюхивание морды друг друга при встрече наблюдается между животными всех возрастов, обитающих на одном участке, средняя продолжительность их у байбака 8,6 сек. Частота контактов резко падает, например у сурка Мензбира, от весны к лету. Непременная в социальной жизни сурков маркировка участка обитания осуществляется в основном с помощью секрета щечных (заглазничных) желез, путем потирания щекой по стенкам хода норы, камню и т. п. Распознаванию занятого участка помогают также наружные уборные, располагающиеся на сурчинах или вблизи «наблюдательных пунктов» и даже отдельные мочевые точки на тропах и маркировочных маршрутах, которые прикапываются.

Многие черты поведения сурков обусловлены структурой их поселений, включающих заселенные оптимальные норы и менее удобные для жизни, обычно периферийные части, обитаемые только при общей высокой численности зверьков. Разнокачественность местообитаний более заметна в горных ландшафтах, но повсюду она слабо исследована. Мы можем при ежегодном учете регистрировать сравнительно устойчивую численность сурков в оптимальных ядрах поселений, хо общие ресурсы животных в районе за это время многократно сократились. Все дело в том, что оседлые зверьки при нарушении их семей в процессе промысла начинают перемещаться, перегруппировываться и восстанавливают семейную структуру в оптимумах. Поэтому ежегодные учеты численности на стационарных площадках (а большинство учетчиков невольно размещают их в оптимумах или ядрах поселений) обязательно следует дополнять подсчетом зверьков в норах по периферии семейных участков и поселений. Только при таком размещении учетных площадок будет своевременно замечено начавшееся сокращение численности. При сильном же антропогенном воздействии поведенческая адаптация концентрации сурков в оптимумах нарушается, скопления сохранившихся особей обнаруживаются там, где им, может быть, и не лучше жить, но безопасней, например в труднодоступных верховьях горных ущелий, среди камней в моренах.

Демонстрация миролюбивого настроения при приближении к партнеру (поднятый хвост) - 10. Угроза перед нападением потягивание с зеванием - 11

Склонность к перемещениям возрастает и при хорошей охране, когда все пригодные угодья переуплотнены и «излишки» сурков мигрируют. Однако хорошо документированных данных о ходе этого процесса нет, должного изучения его не проводилось. Именно так, видимо, происходило в 70-е годы на Украине и по правобережью Волги естественное расширение ареала байбака в пределах заселенных областей, а также в Белгородскую, Воронежскую и Ростовскую области. Размножившиеся сурки, особенно на Украине, приспособились и к обитанию на посевах, чего раньше не было. Освоение закрайков полей, особенно с посевами люцерны и подсолнечника — это новая и вынужденная адаптация байбака Украины и Поволжья, местообитания которого по балкам и другим «неудобям» неуклонно сокращаются. Думается, что расселение на сельскохозяйственные земли и приносимый сурками ущерб можно было бы предотвратить путем своевременного изъятия зверьков из переуплотненных популяций. Поэтому начатое по инициативе Главохоты РСФСР широкое расселение байбака в пределах его прошлого ареала на Русской равнине вполне экологически обоснованно и будет иметь не только природоохранительный, но со временем и экономический эффект. Однако, проводя эту нужную работу, необходимо отчитываться не только о числе завезенных на новые места животных, но и организовывать силами местных специалистов тщательные наблюдения за ходом и издержками этого масштабного эксперимента. В частности, следовало бы разобраться, не способствует ли роющая деятельность грызунов эрозии почвы?

Известно, что основой любой территориальной группировки является семья сурков, состоящая из 2-20 (считая и сурчат), как правило, близкородственных и совместно зимующих особей. В семье размножается всегда одна самка, хотя в ней бывает еще несколько достигших половой зрелости самок и самцов. Однако крупные семьи, более чем по 10 особей с сурчатами, встречаются только в густонаселенных колониях. Подавление размножения при перенаселенности наблюдается у многих социально организованных млекопитающих, но у сурков внутрисемейные отношения слабо изучены и лишь для отдельных видов. Например, иерархических отношений в семьях сурков Мензбира В. И. Машкин (1983) не наблюдал. Нет уверенных доказательств строгой соподчиненности особей в семьях красных сурков и байбаков, если не считать более низкого ранга сурчат и неполовозрелых. Вместе с тем факты многолетнего постоянства родителей и размножения только одной самки наводят на мысль о наличии доминантов среди половозрелых особей и подавлении воспроизводства у выросших, но не выселившихся с родительского участка потомков.

Следует еще рассмотреть некоторые черты экологии и поведения сурков, способствующие повышению продуктивности их популяции. Уже упоминалось об адаптивном значении перегруппировки зверьков в скопления в немногих колониях при глубоком разреживании численности. Перепромысел подавляет размножение оставшихся серых сурков на следующую весну. Но в дальнейшем после образования новых родительских пар мы почти не находили холостых самок, отмечена и более ранняя половая зрелость, больше стали и размеры выводков. Наоборот, при перенасыщении колонии воспроизводство слабеет: часть половозрелых самок не дает потомства, некоторые размножаются через год, меньше размеры выводков. Вероятно, это обусловлено увеличением частоты враждебных взаимодействий, большей напряженностью контактов особей соседних семей. К сожалению, достаточно глубоких исследований этого вопроса слишком мало и совершенно отсутствуют научно-производственные опыты, из результатов которых вытекали бы практические рекомендации количественных и качественных норм изъятия зверьков промыслом при сохранении оптимальной плотности и продуктивности популяций.

Угроза перед нападением скрежетание резцами - 12. Боковая стойка при ожидании приближающегося партнера - 13.

Известный охотник В. Г. Данилов, отлично знающий повадки сурков, уверяет, что при отстреле самца-доминанта на следующий год на его семейном участке будет два выводка, т.е. воспроизводство популяции увеличится. Кстати, Данилов на промысле почти совсем не отстреливает самок, считает это бесхозяйственным. В том, что это так и есть, я убедился, когда он вытащил из багажника «Нивы» 27 крупных сурков, добытых в то утро. Среди них была всего одна самка. Я сомневаюсь, что подобное нарушение половой структуры способствует росту продуктивности популяции байбака, но его уверенность в эффекте и обилие зверьков в закрепленных угодьях, казалось бы, должны снять сомнения. Уже уехав от В. Г. Данилова, я много раз задавал себе вопрос, как может он издалека, за считанные секунды безошибочно отличать самцов от самок — только по поведению? А зоологи ведь до сих пор не описали такие отличия!

Выселение в летние норы после совместной спячки, сроки и интенсивность расселения становящихся половозрелыми сурков сильно отличаются у разных видов и популяций. Сезонные перегруппировки более свойственны горным формам, у них же обычно затягивается и расселение, из-за более позднего (на 3-4-й год) созревания, поэтому семьи там более многочисленны. Характерной чертой этологии сурков является непостоянство использования летних нор — меченые неразмножающиеся серые сурки,- по нашим наблюдениям, нередко уходили на ночевку не в ту нору на своем участке, из которой появились утром.

Подчеркивая свойственное многим суркам многолетнее сохранение родительской пары, надо заметить, что даже при отсутствии охоты нередки случаи ухода из семьи взрослых особей и даже беременных самок. Такие факты известны для серого сурка, красного, желтобрюхого. Недавно об этом же сообщил В. И. Машкин для сурка Мензбира. Естественно, при промысле и в сокращенных популяциях межсемейные перегруппировки и дальние передвижения происходят чаще. Социальная организованность составляющих семью особей облегчает им совместную спячку, оборону от врагов, обеспечивает размножение. Вспоминаются наши опыты для изучения расхода серыми сурками жира во время спячки, когда самцы и самки помещались в общие клетки без учета их предшествовавшего «знакомства». Ни одного случая беременности самок при случайной комбинации с самцами не было. Накопленные к настоящему времени наблюдения обосновывают практический вывод для методики реакклиматизации. При переселении сурков необходимо их отлавливать, транспортировать и выпускать семейными группами. Эффект приживания на новом месте будет выше.

Взаимные обнюхивания партнеров при встрече - 14

Наблюдений за поведением перемещающихся сурков-мигрантов почти нет. Случайность таких встреч очевидна. И все же во время многочасового слежения за жизнью меченых зверьков на площадках несколько раз приходилось замечать появления чужака, следующего через площадку транзитом. Ни в одном случае мы не видели, чтобы мигрант пытался проникнуть внутрь обитаемой норы — ему было достаточно приблизиться к лазу на сурчине, чтобы немедленно ее покинуть (запаховые метки действуют безотказно!). Если же на сурчине находились хозяева, то пришелец не делал попыток подойти к ним, а они, в свою очередь, не показывали тревоги и не бросались его преследовать.

Мечение серых сурков в Тянь-Шане показало, что на далекое расстояние (1-4,5 км) переместилось 23 зверька, то есть около 5 % повторно выловленных. Остальные животные оставались на тех же семейных участках или перемещались недалеко. Вместе с тем известны факты случайных встреч сурков, переплывавших большие реки, такие, как Чу или Аргунь, нередко вдалеке от их поселений. Дважды мы наблюдали одиночных мигрирующих зверьков в Кегенской долине (Алма-Атинская обл.) в 3-5 км от ближайших колоний. Зверьки двигались поперек долины в направлении реки Каркары и до ближайшего поселения им предстояло пройти не менее 15 км. В этом районе на лишенной сурков долине есть несколько старых могильных курганов, на склонах которых мы обнаружили нежилые норы со следами их временного пребывания. Впоследствии мы выяснили, что норы на курганах являются своеобразными «постоялыми дворами» для мигрантов. Точно такие же «гостиницы» имеются на склонах небольших возвышенностей, что расположены среди сухостепной щебнистой равнины между Хангаем и Гобийским Алтаем в Монголии. Подобные временные приюты подсказывают пути дальних миграций сурков, которые отнюдь не составляют исключительного явления и, наоборот, помогают объяснить огромные размеры и часто кружевную структуру ареала этих, казалось бы, чрезвычайно оседлых животных.

В нашем обзоре совсем не рассмотрены особенности пищевого поведения сурков в связи с зимней спячкой, наземной активностью, повадки при охоте на них с винтовкой и с помощью капканов, по отношению к врагам и многие другие поведенческие адаптации. Однако и сказанного выше достаточно для заключения о необходимости дальнейшего изучения этологии сурков как основы для их охраны и промысла в тех областях, где он пока разрешен.

Примечание к рисункам: (по наброскам с натуры) — 1-9, 11, 12; (по фотографиям В. И. Машкина, 1983) — 10, 13, 14.

Дмитрий

доктор биологических наук, профессор

Институт эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова АН СССР

«Охота и охотничье хозяйство № 01 — 1985 г.»

вернуться назад

Вернуться на главную страницу


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  ZooAdv - сеть баннерной зоорекламы